EnglishRussian

Здесь люди и музыка становятся друзьями...

Что общего между симфонией Сезара Франка и Томским государственным университетом?

Почему люди ходят слушать симфонию? Хороший вопрос накануне открытия нового симфонического сезона в Томской филармонии.

Потому что так принято – ответят настоящие интеллигенты, которые не пропускают ни одного праздника под названием «Открытие сезона». Для них это «принято» ассоциируется с респектабельностью, кругом друзей и знакомых, которые тоже считают, что образованные люди должны хотя бы раз или два раза в год слушать симфоническую музыку.

Для кого-то это возможность «выгулять» вечерний наряд или дорогие туфли, или даже показать новую прическу.

В филармонии обязательно встретишь товарищей по интересам. Здесь, в неформальной обстановке, можно обсудить важные дела. Многие говорят, что симфоническая музыка повышает их престиж.

Но на самом деле (и постоянные слушатели даже себе в этом боятся признаться) поход в филармонию и возможность слушать симфонию – это узаконенная возможность побыть молодым, свободным, погрузиться в приятные воспоминания и получить удовольствие от того, что тебя никто не дергает по пустякам. Ради этой драгоценной возможности провести два часа наедине с собой и оркестром умудренные опытом люди идут в филармонию. К тому же музыка – это такой волшебный портал в любую страну, в любое время – в прошлое или будущее, в воспоминания или мечты. Все зависит от настроения… И от соседа, который … слишком увлекся лентой новостей в своем смартфоне.

Жизненный опыт слушателей не превышает нескольких десятилетий. Тогда как традиция слушать симфонии и получать удовольствие от игры оркестра (следить, как унисону скрипок и альтов вторят все деревянные духовые, как вступает серебристая арфа или блестящая медь, ждать, когда в финале трубы и ударные поднимут твои трепетные чувства и поведут их к ввысь, к свету неописуемой радости) всего-навсего около трех столетий.

Чтобы понять, как родилась традиция, надо вспомнить… итальянцев. Хотя мир обязан Италии рождением другого жанра – оперы. Но дело в том, что симфония – это побочное дитя оперы. Симфонией первоначально называли оркестровые антракты между частями оперы. И лишь в 30-40-х годах XVIII века симфония оформилась в самостоятельный жанр с четким делением на части (между которыми не принято хлопать). Причем первая часть, в которой содержится главный смысл произведения, непременно должна соответствовать «сонатной форме».

И если опера родилась в Италии, то строгая симфония… Зануды искусствоведы скажут, что высшая форма музыки родом из Мангейма, где жили богатые курфюсты и содержали оркестр, и что первым автором симфонии как жанра был чех Ян Стамиц. Но мы возьмем на себя смелость утверждать, что настоящая симфония родилась в Вене, где вся атмосфера пропитана запахом кофе. Так что слушать симфонии Йосифа Гайдна – то же самое, что получать удовольствие от кофе. Гайдн знал толк и в кофе, и в симфониях, он написал их больше ста. С помощью симфонии Гайдн мог дать понять своему работодателю, что хорошо бы платить музыкантам за их труд (это история знаменитой «Прощальной симфонии») или разбудить заснувших английских аристократов: в симфонии звучит тремоло литавр.

Кстати, Гайдн любил слушать не только свои симфонии, но и симфонии своего молодого коллеги – Вольфганга Амадея Моцарта. И зачастую они слушали их вдвоем, как и оперы, когда Гайдн вырывался из поместья Эстерхази и приезжал в Вену. Об этих часах, проведенных в «кондитерской» Европы, в обществе Моцарта, самый плодовитый автор симфоний вспоминал как о необыкновенном счастье. «Здесь, у Эстерхази, никто не спрашивает меня: «Предпочитаете ли вы горячий шоколад с молоком или без? Вы будете пить кофе со сливками или без? Чем я могу Вас угостить, милый Гайдн? Не хотите ли ванильного мороженого или клубничного?..».

Возможно, этот мысленный диалог двух великих композиторов – досужий вымысел Стивена Иссерлиса. Но симфонии, особенно Моцарта, побуждают и не к таким гастрономическим фантазиям…

Кстати, симфонию часто сравнивают с романом. Только без слов. Но в ней, как и в романе, есть завязка, развитие, кульминация и развязка, есть несколько сюжетных линий, которые могут развиваться параллельно, а могут пересекаться, есть драматизм и любовная лирика, есть место сомнениям и размышлениям автора, его тревогам и озарениям. Есть место даже галлюцинациям. Достаточно вспомнить «Фантастическую симфонию» Гектора Берлиоза. Однофамилец Миши Берлиоза, героя булгаковского романа «Мастер и Маргарита», сопроводил свое сочинение подробной литературной программой, в которой нашли отражения и вулканическая любовь, и блестящий бал, и трансформация Любимой на шабаше ведьм, и казнь. Кто читал роман, тот помнит, что и у Булгакова все это есть. Более того, свой роман писатель создавал, вдохновляясь именно симфонией Берлиоза. В сцене бала композитор впервые симфонизирует бытовой вальс, а Булгаков, описывая подготовку Маргариты к празднику весеннего полнолуния, упоминает «громовой виртуозный вальс», «обезумевший вальс», сопровождающий ее сборы и полет, на самом же балу играет оркестр под руководством Иоганна Штрауса, «короля вальсов».

8 сентября, в день открытия 77 концертного сезона, поводом помечтать, повспоминать и пофантазировать станет Симфония Сезара Франка.

В отличие от Гайдна, французский композитор XIX века сочинил всего две симфонии, но до нас дошла лишь одна. Первая, юношеская, издана не была. А вторую он сочинял долго, в перерывах от основной педагогической деятельности и игры на органе в церкви святой Клотильды. Удовольствие растянулось на 20 лет. Первые наброски Франк сделал еще в 1868 году. Но только во время летних каникул 1888 года смог завершить симфонию ре минор, которой предстояло прославить имя автора и стать величайшим достижением французского симфонизма.

А теперь представьте главный корпус Томского государственного университета. Он и Симфония ре минор Франка – ровесники! Открытие первого за Уралом университета и премьера первой симфонии Франка состоялись в один год, и почти в одно время. Наложите сюжет симфонии на сюжет борьбы Томска за то, чтобы стать университетским городом, и получится, что француз в своей музыке отразил историю рождения Томска университетского… О симфонии, в которой есть и героическая борьба, и лирические откровения, и тревога, и мечты, и нежность, и торжество светлого идеала в финале, писали, что «ее отличают классическая стройность и ясность стиля». Именно классической стройности главного корпуса университета добивался архитектор Павел Наранович. Он строил университет по тем же законам гармонии, что и Сезар Франк свою симфонию.

Да и эти восьмерки!
Три в дате создания – 1888.
Еще одна в дате концерта — 8 сентября.
«Восьмерки» можно принять за знак бесконечности.
Классика вечна!
И Классика бесконечна!

Купить билет на концерт и сделать для себя важное открытие