EnglishRussian

Здесь люди и музыка становятся друзьями...

Синий звук органной меланхолии XXI века

26 марта Томская филармония присоединилась к Всероссийскому марафону «Organ Taurida»

Марафон охватил 35 городов, от Южно-Сахалинска до Калининграда. В каждом звучали сочинения молодых композиторов, победителей конкурса «Новые классики — «Organ Taurida». 26 марта Томская филармония присоединилась к органному движению — произведения победителей исполнила Мария Блажевич.

Ведущая концерта музыковед Василина Сыпченко напомнила слушателям, что в Томске, на родине Эдисона Денисова, одного из ярких представителей музыкального авангарда ХХ века, современная музыка, в том числе и органная, звучит регулярно. Название концерта «В современных ритмах. Музыка для органа XXI века», как раз и подчеркивает его особенность. В программу вошли сочинения молодых композиторов, написанные специально для конкурса «Новые классики — «Organ Taurida».

Он был организован фондами «Древо Жизни» и «Новые классики» при поддержке Московской консерватории им. П.И. Чайковского и Фонда президентских грантов. Стоит добавить, что свое название фонд получил от Таврического дворца в Санкт-Петербурге, где расположен один из самых знаменитых органов России.

Но прежде, чем слушатели узнали их имена и познакомились с их музыкой, приветственное слово к участникам марафона от имени министра культуры России Ольги Любимовой зачитала Елена Бимбаева, председатель комитета региональной культурной политики департамента по культуре Томской области.

«Интенсивная конкурсная программа смотра открыла миру искусства новые имена, – говорится в этом письме. – Молодые талантливые композиторы-органисты из 40 стран порадовали авторитетное жюри своими оригинальными произведениями и виртуозной игрой. <…> Сейчас особенно важно не останавливаться на достигнутом, необходимо расширять репертуар, стараться делать его более универсальным и доступным, открывать новые творческие горизонты и перспективы профессионального развития».

Елена Бибмаева передала Томской филармонии сборник органных пьес, в который вошли 20 лучших сочинений и 3 пьесы членов жюри, которые специально для конкурса написали их, вдохновившись музыкой молодых собратьев по цеху.

— Этот конкурс проводился впервые и очень хорошо рекламировался, я проявила к нему интерес, когда только начался прием заявок от молодых композиторов, — призналась Мария Блажевич. — Надо отдать должное, оргкомитет поработал хорошо: во всех соцсетях была информация, которая дошла, кажется, до каждого концертирующего органиста. Когда проводился гала-концерт победителей, я смотрела трансляцию из зала Чайковского Московской консерватории. Помню, это был масштабный концерт, шел он 3 часа. И практически сразу я получила письмо от организаторов конкурса с просьбой исполнить сочинения молодых авторов.

— Каков был критерий отбора?

— Из двадцати предложенных сочинений выбрала те, что были близки моей душе. Когда я думала о программе этого концерта в целом, то понимала, что в моем репертуаре уже есть много современных органных сочинений, написанных в токкатном бравурном духе, и надо было разбавить их меланхолической, медитативной музыкой. Поэтому и остановилась я в своем выборе именно на медленных произведениях.

— Синий цвет Вашего концертного наряда как-то связан с характером музыки, которую намерены играть?

— Напрямую. Синий – мой любимый цвет. Помните, у Пастернака: «Цвет небесный синий цвет полюбил я с малых лет…». Для меня синий цвет – цвет меланхолии. И все сочинения, которые я выбрала из сборника «Organ Taurida» — можно сказать, написаны в меланхолическом духе.

Все они в миноре и соответствуют сегодняшнему моменту церковного времени – Великому Посту. В основу сочинения «Preludio Gregoriano» Сальваторе Пассантино положена католическая секвенция Stabat Mater (Матерь скорбящая), которая звучит на службах в Страстную неделю. «Красная нить» уроженца Фарерских островов Эли Таусена А Лавы похожа на барочную пассакалию. Ну, а название произведения президента Фонда «Орган – Таврида» Андрея Шарова «Лакримоза» говорит само за себя.

Так что все три сочинения совпадают с моим ощущением синего цвета и моим мироощущением.

— Когда речь заходит о современной музыке, всегда возникает вопрос о терминах: что понимать под «современной» музыкой – время написания или сам музыкальный язык? Считается, что современные композиторы пишут сложно. С этой позиции как Вы оцениваете конкурсные сочинения?

— Честно говоря, я – не поклонник современной музыки. Предпочитаю время своей жизни тратить на то, чтобы учить и играть музыку Баха, а не, например, музыку современных композиторов. Но когда я начала разбирать сочинения для этого концерта, я влюбилась в них. Поэтому могу сказать, что сегодня на концерте буду играть то, что люблю.

На мой взгляд, «Красная нить» — очень красивое, благозвучное произведение, написанное в стиле неоклассики. Эли Таусен А Лава совсем молод, в начале марта ему исполнилось 25 лет. Отголоски киномузыки и неоклассики в его произведении вполне в духе модного сейчас «музыкального» тренда.

Тридцатилетний сицилиец Сальваторе Пассантино в пояснении к своему конкурсному сочинению указал, что он гармонизировал заворожившую его мелодию из григорианского хорала «Stabat mater» так, чтобы, с одной стороны, были слышны приятные звуки, а с другой – постоянно диссонирующие. Таким образом, автор хотел показать одновременно и любовь Богородицы к страдающему Христу, и ее страдания. Кстати, автор дал свободу исполнителю выбирать регистры, я старалась выбрать в этом сочинении мягкие флейтовые звучности.

Очень впечатлило меня сочинение Андрея Шарова – «Лакримоза». Лакримоза – это часть «Реквиема» — католической заупокойной мессы. Все мы помним гениальную «Лакримозу» Моцарта: в органной пьесе Шарова нет слов, но они явственно читаются в самой музыке, которая доходит в своем развитии до глубочайшего драматизма.

Слёзный день наступит,
Когда восстанет из праха
Грешник, и будет он судим.

Так пощади же его, Боже,
Милосердный Господе Иисусе!
Даруй ему покой.
Аминь.

— Правда, что в Вашей программе звучала музыка, написанная исключительно в 21 веке?

— Нет, не только. Из всех композиторских имен, звучавших сегодня, одного уже по праву можно считать классиком. Это Арво Пярт. Я очень люблю слушать его хоровую и оркестровую музыку. Несколько лет назад была в Эстонии в Центре Арво Пярта – замечательное место, полное гармонии и покоя. Находится этот центр в сосновом лесу, в 35 километрах от Таллинна. Там же и домик, где живет композитор. Давно у меня уже имеются ноты органных сочинений Пярта, и вот, наконец, впервые сыграла одно из них – написанное в строгом средневековом духе, называется оно Trivium. И сочинено оно Пяртом в 1976 году. Очень сильная музыка. Очень сильное воздействие оказывает и на исполнителя, и на слушателя.

Не буду лукавить, когда я выбирала сочинения для своей программы, я ориентировалась чисто зрительно на текст, чтобы он не был чересчур сложным, чтобы как можно меньше времени надо было потратить на его изучение. Но часто внешняя простота оказывается обманчивой.

Современную музыку дольше учишь, но ее легче играть. Баха учишь быстрее, но играть его сложнее. Хотя времени на выучку баховских сочинений тратишь куда меньше.

— И все-таки, судя по названию одного из произведений, которые включили в концерт — «Бах’орама» Наджи Хакима, Бах и для нынешних молодых авторов остается иконой, образцом.

— Я исполнила это произведение в самом начале программы, чтобы показать, что все идет от классики. Для любого органиста-композитора Бах – это ориентир, маяк. Орган вообще ассоциируется с музыкой Баха.

— Кстати, кроме «синей» музыки в концерте была и музыка – юмористическая, танцевальная. Например, «Саламанка» Ги Бове, которая прозвучала вслед за сочинениями, связанными с конкурсом молодых композиторов «Орган-Таврида».

-Да, именно так. Кстати, с Ги Бове я знакома лично, слушала его мастер-классы по испанской музыке. Вспоминаю о нем, как об очень энергичном, эмоциональном человеке. Сейчас Ги Бове уже 80. Сегодня на концерте я представила его яркую пьесу в испанском духе под названием «Саламанка» (из Трех гамбургских прелюдий»).

Помню, что Ги Бове рассказывал, что изначально это была импровизация на народную тему, подсказанную одним из служителей храма на концерте. Правда, тот сказал, что эта песня об ослике. Уже потом, когда Ги Бове решил записать эту импровизацию как пьесу и стал искать первоисточники, оказалось, что эта песня о женщине, которая замаливает свои грехи перед Богом. К тому же, видимо, эта женщина, мягко говоря, обладала не очень хорошей репутацией, и из-за этого некоторые настоятели запрещали композитору исполнять «Саламанку» в своих храмах. Забавно, что в финале пьесы мы слышим интонации из «Кармен» Бизе.

— А закончился концерт «Радостным утром» Ханса-Андре Штамма, с чьим творчеством томский слушатель хорошо знаком.

— Да, я много играю Штамма, мы дружим с этим композитором. Он безвозмездно высылает мне много своих сочинений, в том числе, и для редких ансамблей с органом. Два раза мы исполнили в Томске его концерт для органа с оркестром. Я замечаю, что люди всегда радостно воспринимают произведения Штамма, в них есть и что-то от «неоклассики», и что-то от кельтов, и что-то от барокко. А главное, это всегда музыка, несущая радость и свет.

— И, если не ошибаюсь, сочинения Андреаса Вильшера также звучат часто в Томской филармонии?

— Да, это действительно так. Здесь уже исполнялись и его органная сюита «Шерлок Холмс», и циклы «Инсектариум», «Аквариум», «Террариум», регтайм «Мой Бетховен», цикл «Птицы в Библии». Вильшер – классический музыкант, но увлекается роком и джазом, и это очень ярко чувствуется по его органной музыке.

В этот раз впервые в Томской филармонии я исполнила фрагменты цикла «Женщины в Библии». Так как это были портреты ветхозаветных персонажей – Руфь, Юдифь, Эсфирь и Сусанны, то, конечно, не обошлось без интонации еврейской народной музыки. Интересно, как Вильшер здорово музыкальными средствами рисует разные образы – то это смиренные и покорные, то воинственные, как например, Юдифь.

— А притчи, которые предшествовали исполнению сочинений Луки Массальи, чья задумка – Ваша или композитора?

— Это замысел автора. Он их выслал вместе с нотами. Надо сказать, Лука Массалья выступал у нас в Томске, он не только активный исполнитель (гастролирует по всему миру), но и композитор, очень много сочиняет. Мы с Лукой давно находимся в активной переписке. Он часто помогает мне с выбором репертуара для концертов. Присылает ноты, которые невозможно найти в интернете. За это Луке, конечно, огромная благодарность. И вот я впервые играю его авторские сочинения – фрагменты из цикла «Притчи Иисуса в Евангелии от Луки», написанные в 2016-2017 гг. Пока это были три притчи – «Притча о потерянной овце», «Притча о двух должниках» и «Притча о блудном сыне». Но могу признаться, что меня очень впечатлили эти произведения. Глубокая и интересная музыка. В будущем собираюсь сыграть еще другие фрагменты этого цикла.

— Приятно было услышать в концерте и сочинением бывшего томича – Токкату Андрея Пирожкова.

– Да, я впервые исполнила эту музыку в томской кирхе в прошедшем июне. Очень она мне понравилась тогда — яркая, красивая, виртуозная, тема хорала проводится в педали. Кстати, по содержанию его Токката перекликается с сочинениями из сборника «Organ Taurida», потому что написана на хорал, который звучит во время Страстной недели. Можно сказать, это баховская токката с современными гармониями. По характеру она очень драматичная, музыка «на разрыв аорты», говоря словами Мандельштама.

Была в концерте и еще одна токката – современного канадского композитора Дэни Бедара — на тему рождественской французской песни «Il Est Né Le Divin Enfant» (Рождается Божественное дитя»). Не знаю более жизнерадостной и оптимистичной токкаты в органной музыке – может только с ней сравнится известная токката Шарля-Мари Видора, завершающая его Пятую симфонию для органа.

Вообще, этим концертом я хотела показать, что современная музыка может быть разной.

— Как слушатель могу подтвердить, что цель достигнута. Мы не просто услышали разную музыку, но и познакомились с новыми именами современных авторов, с их творческими портретами. Спасибо и Вам, и организаторам марафона «Organ Taurida» за такую возможность раздвинуть музыкальные горизонты.

Текст: Татьяна ВЕСНИНА
Фото: Елена АСТАФЬЕВА