EnglishRussian

Здесь люди и музыка становятся друзьями...

Три юбиляра и скрипач

Три юбиляра и скрипач

За два часа Томск побывал на премьере музыки Николая Голованова, насладился виртуозной игрой скрипача Никиты Борисоглебского и кричал «Браво!» Томскому академическому симфоническому оркестру и Михаилу Грановскому за изысканную программу концерта.

На афише – три имени юбиляров-композиторов, в программе – четыре произведения, а поводов для рассказа о концерте «Три судьбы» значительно больше.

Самый первый, он же ключевой и самый очевидный – это юбилеи. Чтобы напомнить о творчестве больших композиторов, вернуть слушателю незаслуженно забытые имена, показать с новой стороны известных и титулованных, и был придуман специальный абонемент «Круглая дата».

Второй концерт из этого цикла объединил почти ровесников и друзей по жизни – Николая Мясковского, Николая Голованова и Сергея Прокофьева.

Концерт трех юбиляров начали с премьеры. Увертюра на русские темы Николая Голованова, написанная в 1913 году, прозвучала в Томске впервые. Ее музыкальная ткань воплотила то не осязаемое, но всем хорошо знакомое понятие, как русская душа. Увертюра распахнула сердца слушателей миру русской сказки. Заставила вспомнить, что из этого чистого, незамутненного источника черпали свои волшебные мелодии и Глинка, и Римский-Корсаков, и Чайковский, и Бородин, и современник Голованова – Игорь Стравинский. Свою волшебную Русь как потерянный рай создавали в те же годы на своих полотнах художники ВрубельВаснецовПоленовРерихНестеровСеров

Когда после торжественного и немного «былинного» выступления заиграл гобой Дениса Смирнова, и этот мотив подхватили вторые скрипки, мысль из просторных музейных залов перенеслась в пространство фильмов – сказок Александра Роу и Александра Птушко, хорошо знакомых с детства. В музыкальном полотне были не только светлые, яркие краски, нашлось место и темным… Голованов, который прекрасно знал русскую оперу, отдал дань своим предшественникам, чьи оперные шедевры он воссоздавал уже как дирижер Большого театра, чем заслужил неофициальное звание «главный дирижер Советского Союза».

— Я не мог обойти стороной Голованова. Это глыба! А его симфоническое творчество мало кому знакомо, — сказал после выступления художественный руководитель и главный дирижер Томского академического симфонического оркестра Михаил Грановский.

Мостом между русской классикой и советской музыкой стало творчество Николая Мясковского и Сергея Прокофьева. К наследию этих композиторов оркестр под управлением Михаила Грановского в последние три года обращался не раз. Для юбилейного приношения были выбраны самая известная и самая «светлая» симфония Мясковского – Двадцать первая, которая в Томске не звучала несколько десятилетий. Прокофьев был представлен Концертом № 2 для скрипки с оркестром соль-минор и Симфонией № 7 до-диез минор.

Михаил Грановский интерпретировал одночастную симфонию Мясковского как тончайшее лирическое и одновременно философское высказывание композитора о гармонии мира. В прозрачной светлой печали кларнета Евгения Лукьянчука, с которой началось музыкальное повествование, абсолютно не ощущалось время создания этого симфонического шедевра – предвоенный 1940-й год. Медленное движение музыки в начале и в конце создавало тот душевный покой, в котором каждое мимолетное движение, каждое дуновение ветра становится событием. Оркестр играл настолько хрустально чисто, что у слушателей открывались шлюзы в другие пространства и миры.

Первое отделение завершилось триумфом Никиты Борисоглебского. Его приезда ждали с огромным нетерпением. Ведь в предыдущий раз планы сорвал весенний локдаун 2020 года, и строгие ограничения в нынешнем сезоне тоже могли помешать. Но, к счастью, встреча состоялась благодаря поддержке проекта «Всероссийские филармонические сезоны» Министерства культуры Российской Федерации.

Вдохновенное исполнение Концерта № 2 Сергея Прокофьева, который артист по его признанию очень любит, потрясло слушателей насыщенным и ярким звучанием его скрипки. Невероятно красивый тембр инструмента и виртуозность игры приковали к солисту внимание публики и заставили весь зал переживать радостное возбуждение. Ритмические переходы от тончайшей лирики до озорства рождали чувство ликования и праздничности. Овации томичей, крики «Браво!» побудили московского гостя исполнить на бис вторую часть Партиты И.С. Баха ре минор.

Второе отделение концерта было вновь отдано во власть музыки Прокофьева. Симфония № 7, написанная композитором за год до ухода из жизни, оказалась юношеской не только по адресу, но и по настроению, с каким его исполнил оркестр. Радостно-романтическая, жизнеутверждающая, юношески мечтательная музыка дала возможность пережить широкий спектр светлых эмоциональных состояний. В контексте концерта Симфония стала кульминацией праздника русской музыки. В ней ощущались напевность русских песен и широкий простор родного Отечества.

Цельность и продуманность изысканной программы, где каждое исполненное сочинение, приобрело дополнительные смыслы и выиграло от соседства с другими, вызывает глубокое уважение к маэстро и оркестру. И те восторженные крики «Браво», которыми щедро одарила публика оркестр – это искреннее восхищение высоким уровнем профессионализма и мастерства музыкантов, подготовивших за короткий срок столь сложную в техническом плане программу.